< №6 (155) Июнь 2017
Логотип

СЧАСТЛИВАЯ ФИЛУМЕНА

«Брак по-­итальянски» стал мюзиклом

Мюзиклы – в отличие от опер или оперетт – редко базируются на эксклюзивной драматургии: как правило, в них рассказывается история, хорошо известная по литературе или кино. Другое отличие представляет занятный парадокс: успех или неуспех в жанре, чье название недвусмысленно указывает на его музыкальную природу, далеко не всегда зависит от качества собственно музыки. Это в полной мере относится к последней премьере Московской оперетты (как, впрочем, и к некоторым из предыдущих).

«Брак по-итальянски» (композитор Гельсят Шайдулова) создан на основе популярной в свое время пьесы Эдуардо де Филиппо «Филумена Мартурано» и снятого по ее мотивам еще более популярного фильма Витторио де Сики, как раз и давшего название новому мюзиклу. Трудно сказать, чем именно этот материал не самой первой свежести привлек внимание Жанны Жердер, выступающей здесь уже традиционно в двух ипостасях – либреттиста и режиссера-постановщика, но в результате на свет появился яркий, искрометный спектакль с целым каскадом отличных актерских работ.

История девушки из бедной семьи, ради выживания ставшей проституткой, но сохранившей чистую душу и в итоге сторицей вознагражденной за свои моральные терзания отнюдь не на небесах, а непосредственно в этой жизни, для Италии середины прошлого столетия выглядела едва ли не революционно. Возведя на пьедестал такую героиню и даже не намекая на то, будто ей надо в чем-то каяться, Де Филиппо, несомненно, бросал вызов клерикальным кругам. Его Филумена если и испытывает чувство вины за прошлое, то только перед собственными детьми, лишь от них ожидая понимания и прощения, каковые сполна и получает – вместе с рукой Доменико Сориано, являющегося отцом одного, но ставшего им в итоге для всех трех сыновей.

Сегодня подобные коллизии более всего напоминают мексиканский сериал. Возможно, еще и по этой причине мюзикл «Брак по-итальянски» пользуется таким успехом у публики. Важнее, однако, что во времена, когда открыто звучат призывы к расправам над «жрицами любви» и иными «неправильными» людьми, такой спектакль неизбежно воспринимается глотком свежего воздуха. В любом случае лишний раз дать бой ханжеству, напомнив нехитрую истину, что жизнь не вписывается ни в какие схемы и что никто не вправе осуждать других, отнюдь не мешает. А поскольку все в этой истории завершается вполне законным и даже освященным церковью браком, равно как и усыновлением «незаконных» детей Филумены, то и ревнители «семейных ценностей» должны чувствовать себя удовлетворенными…

Жанна Жердер не стала переносить действие в наши дни, оставив его там и тогда, где это предусмотрено Эдуардо де Филиппо. И одним из героев спектакля закономерно становится Неаполь, предстающий, правда, не совсем «городом миллионеров» (как в другой пьесе того же Де Филиппо). Его вполне узнаваемо, но без тяжеловесного буквализма воспроизвели на сцене сценограф Игорь Нежный и создатель видеоконтента Владимир Алексеев. Костюмы Татьяны Тулубьевой, кажется, едва ли не сошли с экрана, но при этом начисто лишены нафталинного духа.

Спектакль отлично выстроен с точки зрения драматургии и актерского ансамбля. Жердер подарила своим коллегам по сцене (сама она в актерской ипостаси в спектакле не участвует) целый ряд почти что бенефисных ролей. Собственно, для обеих Филумен – Елены Зайцевой и Василисы Николаевой – это и есть самый настоящий бенефис. Зайцевой, пожалуй, сильнее удаются драматические эпизоды, Николаева убедительнее в сценах молодой Филумены, но в целом очень хороши обе. Из двух Доменико Сориано – Михаила Беспалова и Максима Катырева – я бы отдал предпочтение второму, не умаляя, впрочем, и достоинств первого. Но Катырев харизматичнее, у него более звучный голос. Кроме того, здесь он наконец сумел убедительно передать характер героя, чего прежде за ним не водилось. А еще он отдаленно напоминает внешне Марчелло Мастроянни, как раз и игравшего эту роль в фильме. Из исполнителей прочих ролей особенно выделю Марину Торхову, обладающую редкой способностью превращать даже самые маленькие роли едва ли не в главные. На премьере она была Терезиной, во втором составе предстала Розалией – и в каждой роли производила яркое впечатление.

Ну а что же музыка? Она вроде бы и мелодична, и временами зажигательна, но, как бы помягче сказать, слишком уж откровенно вторична. Это отнюдь не стилизация (как, например, у Андрея Семенова в «Фанфане-Тюльпане»), а скорее лоскутное одеяло или окрошка, сделанная по принципу: берем чуть-чуть измененную кальмановскую «Карамболину», приправляем Гершвином, добавляем по вкусу Бабаджаняна и еще кого-нибудь из советских классиков. Вот только авторский стиль, композиторская индивидуальность самой Шайдуловой практически не ощущается.

Дабы как-то усилить музыкальную составляющую спектакля, Жанна Жердер добавила в финале небольшое попурри из неаполитанских песен, исполняемых тремя сыновьями Филумены почти что в стиле «трех теноров». Вся эта смесь, не без драйва исполняемая труппой и оркестром под управлением Арифа Дадашева, звучит, впрочем, довольно живенько, не вызывая отторжения, а иногда даже и добавляя ту или иную краску происходящему на сцене.

На фото М. Катырев (Доменико), В. Николаева (Филумена)

Фото Надежды Сокоревой

Морозов Дмитрий
30.04.2017


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: