< №9 (168) Сентябрь 2018
Логотип

В ПЕЩЕРЕ «КОРОЛЯ» НИБЕЛУНГОВ

Вагнеровская музыкальная фантазия в пещере Магура недалеко от болгарского города Белоградчика – это боги и гиганты, нибелунги и валькирии, но не только они…

Летний фестиваль в Белоградчике – фирменное ноу-хау режиссера и генерального директора Софийского театра оперы и балета Пламена Карталова. Поставленное им фестивальное пещерное действо – главная изюминка ежегодной программы с первого фестиваля в 2016 году.

Сегодня пещера Магура с ходами, обустроенными направляющим освещением, – естественный музей, но раз в году на несколько дней в июле это и место необычной феерии. Избранные сцены из опер Вагнера разыгрываются сначала перед спуском в пещеру (первая часть), затем в пещере (вторая часть) и как финал-апофеоз – на площадке-возвышении у противоположного выхода из нее (третья часть). Из трех часов нон-стоп путешествия почти два с половиной проводишь на ногах как турист-«спелеолог». Сеанс пещерной магии начинается в 11 часов утра, а его «сидячие» пролог и эпилог «на поверхности» как реперы сквозного действа весьма оперативны и лаконичны.

Упор сделан на «Золоте Рейна» (предвечерье «Кольца нибелунга»), ибо в контексте всего проекта главной предстает сцена, в которой Вотан и Логе, спускаясь в Нибельгейм (то есть в пещерное царство под землей) и встречая там Миме и Альбериха («короля» нибелунгов), хитростью выманивают кольцо власти. Инструментальная фонограмма записана оркестром Софийской оперы, и на протяжении всего путешествия музыка звучит в записи, но ее источника ни в пещере, ни вне нее не видно, что также создает эффект «волшебства». Голоса певцов в акустике пещеры звучат мощно и ярко при обычном естественном посыле, но поразительно, что и на пленэре певцы поют без микрофонов – и слышно их прекрасно!

В действе на открытом пространстве, разыгрываемом, кажется, не более чем для сотни зрителей, контакт с исполнителями очень тесный, а в пещере точка обзора для каждого наблюдателя на том или ином «сценическом створе» зависит от «случая», что и понятно. Сидячих мест здесь нет и быть не может, а «стоячие места» для каждого конкретного «сценического створа» каждый раз организованы по-разному, и занимаются они зрителями спонтанно по мере подтягивания к очередному месту представления. Но при любом ракурсе наблюдения можете не сомневаться: впечатление вам будет обеспечено невероятно сильное!

…На зеленой лужайке перед спуском вниз появляется Вотан, за ним – Фрикка и Фрейя. Прохиндей Логе, уже разнюхавший, что Альберих под землей сковал кольцо власти и, поработив им своих вассалов-нибелунгов, поставил добычу золота на «промышленные рельсы», появляется прямо из пещеры, чтобы как раз и намекнуть Вотану, мол, «вот тебе удобный случай, чтоб играть без денег». Завязку венчает выход очаровательных великанов: лишь только Фазольт и Фафнер уводят Фрейю в залог оплаты за Валгаллу, недавно отстроенное «элитное» жилище богов, мы вслед за Вотаном и Логе следуем в пещеру по влажным, скользким ступеням. После 28 градусов на солнце погружаешься в промозглую прохладу: температура в 12 градусов здесь держится круглый год.

Но что это за звуки? Неужели… Так и есть: удары молота о наковальню! И в правду, нибелунги что-то там себе выковывают. Вот и один из них: его мы видим у впадины, искусной подсветкой преображенной в подземное озеро. А вот и «резвящиеся» в нем русалки. Вот Альберих, не отрывающий жадного взора от их золота. Это и есть первая театральная сцена, в конце которой дерзкий вор скрывается с вожделенной добычей.

Прежде чем увидеть главную сцену подземного шоу с превращением Альбериха посредством волшебного шлема сначала в дракона, а затем в жабу, делаем большой крюк. Любуясь суровой красотой пещеры с дивными сталактитами, сталагмитами и сталагнатами в «сопровождении» оркестровой темы из «Парсифаля», достигаем галереи первобытной наскальной живописи (клейма женских и мужских фигур, охотников, животных, растений, солнца и звезд). Обратный путь не менее увлекателен. Нибелунги все стучат по наковальням, и когда один вор, наконец, обкрадывает другого, к теме «Кольца» мы возвращаемся уже у выхода из пещеры на высоком утесе.

Между тем, музыкально-театральная линия подземного маршрута ответвляется на две сцены из «Тангейзера». Сначала – грот Венеры, и хрестоматийному дуэту богини и Тангейзера мы внимаем из подземной долины, глядя вверх на нишу-балкон в могучей скале. Другая сцена – шествие пилигримов, возвращающихся из Рима: мы стоим на узкой горной тропе, а пилигримы-хористы, несущие статую Христа, проходят по ней рядом, задевая нас складками аскетичных одежд. Другой массовый эпизод в развитие христианской темы – из «Парсифаля». Это масштабная симфонически-хоровая «фреска преображения». В основе сцены – таинство Святого Причастия, и камера пещеры, где доблестные рыцари-хранители Грааля проводят самый важный для них обряд, – словно алтарь храма.

В потрясающей акустике пещеры хоровые страницы звучат пронзительно мощно и чувственно, а филигранностью и экспрессией «Полет валькирий», восьмиголосный ансамблево-хоровой хит, впечатляет не меньше. На площадку высокого утеса, где идет третья часть фантазии (и это, похоже, не только режиссерская Валгалла, но и утес валькирий!), отважные дочери Вотана выезжают на трехколесных мопедах-колесницах, и их выезд-полет – финальный аккорд празднеств по случаю новоселья богов в Валгалле. К этому времени Фрейя воссоединяется с Вотаном и Фриккой. Закат богов еще не виден, Логе с шумом откупоривает бутылку шампанского, и вся четверка с наполненными бокалами садится в первый ряд на VIP-места вместе со зрителями, а валькирии начинают свой «полет». С его последними тактами, с исчезновением за пределами «земной» Валгаллы и боги незаметно «растворяются» среди смертных.

За грандиозным шоу стоит огромный труд многих людей – не только мастеров творческих профессий, но и технических специалистов. Организация масштабной феерии в естественно-природных условиях при весьма непростой топографии (как наземной, так и подземной) и рассредоточенности «сценических створов» – задача архисложная, но, как показали усилия всех ее создателей, выполнимая! Такого в мире не делал еще никто: этот проект уникален и, несомненно, достоин быть занесенным в Книгу рекордов Гиннесса! Сценарную и режиссерскую инициативу П. Карталова заботливо поддерживают его ассистент Юлия Крастева, а также художники по костюмам Марта Миронска и Полина Ойстерхус, а в театральном гардеробе явно ощущается перекличка с постановкой «Кольца» на сцене Софийского театра оперы и балета.

В пещерной фантазии заняты Николай Петров (Вотан), Даниел Острецов (Логе), Илья Илиев (Альберих), Красимир Динев (Миме), Стефан Владимиров (Фазольт), Петр Бучков (Фафнер), Сильвана Правчева (Фрейя и Венера), Мартин Илиев (Тангейзер). На сей раз Фрикка – персонаж исключительно мимический, октет валькирий представляют Ангелина Манчева, Ирина Жекова, Лилия Кехайова, Ина Петрова, Мариела Александрова, Цвета Сарамбелиева, Александрина Стоянова-Андреева и Благовеста Мекки-Цветкова. Многие из солистов хорошо знакомы по постановке «Кольца», но среди новых имен, прежде всего, следует отметить прекрасную работу Ильи Илиева в партии Альбериха.

…Этимология названия пещеры восходит к имени дочери бога-громовержца Перуна. В мифологии славян сердце воинственной девы небес Магуры навеки отдано славным ратникам. Славянская Магура, поцелуй которой отправляет павшего на поле боя воина в райский Ирий, – аналог скандинавской валькирии. Так что, скорее всего, полет германо-скандинавских валькирий Вагнера в окрестности болгарской пещеры со Магуры – предначертанная свыше закономерность.

Фото Светослава Николова

Корябин Игорь
30.09.2018


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: