< №5 (165) Май 2018
Логотип

ПАСХАЛЬНЫЙ ПОЕЗД В СТОЛИЦЕ ТАТАРСТАНА

Девятого мая традиционным общедоступным праздничным концертом на Поклонной горе в Москве и следующим за ним вечерним выступлением оркестра Мариинского театра под управлением Валерия Гергиева в Большом зале Московской консерватории завершился XVII Московский Пасхальный фестиваль – грандиозный музыкально-просветительский проект

За годы своего существования фестиваль побывал практически во всех регионах России. В этом году фестивальный поезд, стартовавший из Петербурга накануне Светлого Христова Воскресенья (7 апреля), проехал тысячи километров от Мурманска до Красноярска. Из великих музыкантов прошлого по собственной воле отважиться на подобный подвиг решился, пожалуй, только Святослав Рихтер, проехавший Россию по Транссибу и выступавший и в крупных центрах, и в маленьких городках.

Если открытие Московского Пасхального фестиваля напрямую зависит от того, на какое число выпадает Светлый праздник, то день закрытия всегда обозначен четко, и московский концерт мариинцев в День Победы уже стал практически таким же символом, как праздничный салют. В этом году в связи с ранней Пасхой фестиваль получился особенно долгим и масштабным. Валерию Гергиеву с оркестрантами удалось посетить более тридцати российских городов.

Среди тех, где Гергиев бывает практически каждый год и где его, безусловно, с радостью ждут и принимают, – Казань, славящаяся академическими музыкальными традициями. 13 апреля оркестр Мариинского театра вместе со своим худруком провел в столице Татарстана два концерта. Днем в Большом концертом зале им. С. Сайдашева прозвучали «Озорные частушки» Р. Щедрина, фрагменты из балета «Щелкунчик» П. Чайковского и «Картинки с выставки» М. Мусоргского в оркестровке М. Равеля, а вечером в этом же зале публику ждала уже более сложная программа. Исполненная в первом отделении «Альпийская симфония» Рихарда Штрауса – редкий гость на российской эстраде. Причин тут несколько – и огромный состав оркестра, собрать который возможно далеко не везде, и экстраординарные трудности, требующие мастерства высочайшего технического уровня (особенно от духовых). В Москве эта вещь совсем недавно с большим успехом была сыграна ГАСО под управлением Владимира Юровского, который самым тщательным образом продумал и выверил все детали грандиозной конструкции, не забыв при этом добавить особого мистического трепета (как известно, Штраус, увлеченный трудами Ф. Ницше, сначала хотел назвать свое произведение «Антихрист. Альпийская симфония»).

Валерий Гергиев продемонстрировал совершенно иной тип постижения этой колоссальной партитуры, сделав ставку на внешнюю театральность и представив разделы «Альпийской симфонии» как собрание оперных сцен и красочных картин. Начало симфонии, с ее таинственными звуками в низком регистре, напоминало вступление к вагнеровскому «Золоту Рейна», живописующему возникновение мира; кульминация, с завыванием и затем грохотом бури, – драматические интермедии «Женщины без тени». Для оркестра, доставленного в зал буквально «с колес» и успевшего уже отыграть один концерт, исполнить «Альпийскую симфонию» стало сложнейшей задачей, но, как это часто бывает у Гергиева, случилось чудо: маэстро удалось увлечь и музыкантов, и зал.

Второе отделение началось с двух оперных арий в исполнении народной артистки Республики Татарстан Альбины Шагимуратовой, к которой казанская публика относится с особенным трепетом. Постоянный гость европейских и американских сцен, певица любит приезжать в Казань, где закончила консерваторию и пела в спектаклях оперного театра. Ария донны Анны из моцартовского «Дон Жуана» и ария Виолетты из первого действия «Травиаты» Верди по сравнению с брутальным напором в Штраусе прозвучали довольно сдержанно и мягко. Шагимуратова, спев точно, ясно и звонко, сделала акцент на лирике, представив скорее нежно-трепетных, рефлектирующих барышень, нежели страдающих драматических героинь. Оркестр под руками Гергиева играл невероятно пластично и тонко. Колоссальный опыт проведения оперных спектаклей, конечно, давал о себе знать, дирижер органично чувствовал поток, направляя его в нужное русло, то растягивая, то, наоборот, сжимая музыкальное время.

Вечер завершился еще одним монументальным сочинением Р. Штрауса – симфонической поэмой «Жизнь героя», повествующей о трудностях жизни артиста, его сражениях, победах и последующем отречении от суетного мира. Включающая огромный оркестровый состав и полная характерных контрастных эпизодов партитура в интерпретации Гергиева обрела почти хореографическую пластику. Балетоманы в скрипичном соло могли вообразить рефлексию Петрушки Стравинского, в гротескно-крякающих, изображающих у Штраусов врагов, духовых – нашествие мышей из «Щелкунчика» Чайковского, а в умиротворенном соло струнных на фоне блестящих глиссандо арф – пасторальные картины из «Лебединого озера»…

Концерт завершился продолжительными аплодисментами, однако бисов не последовало – музыкантов уже ждал поезд Пасхального фестиваля, готовый отправиться в дальнейший путь по бескрайним просторам нашей родины.

На снимке: А. Шагимуратова и В. Гергиев в Большом концертном зале им. С. Сайдашева

Фото Александра Шапунова

Ковалевский Георгий
31.05.2018


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: