< №1 (161) Январь 2018
Логотип

ДВОЙНАЯ ИГРА

Михаил Антоненко дебютировал с ГАСО имени Светланова в Большом зале Московской консерватории как дирижер и пианист, представив Первый фортепианный концерт Бетховена и проаккомпанировав арии Моцарта, Россини, Мейербера и Доницетти в исполнении Диляры Идрисовой и Алексея Татаринцева

Как возникла идея концерта с солистом «Новой оперы» Алексеем Татаринцевым и сопрано Дилярой Идрисовой, получившей европейскую известность благодаря записям барочных опер?

— С сопрано Дилярой Идрисовой мы работаем более трех лет и давно планировали выступить вместе в Москве. Диляра прекрасно развивается, сейчас она уже признанный мастер в барочном репертуаре, участвует в многочисленных постановках в Европе и записывает оперные диски на Decca. В этом году мы планируем вместе осуществить и ее первый сольный альбом. С тенором Алексеем Татаринцевым мы давно знакомы и наконец выступили вместе в Москве. Мне показалось, что эти певцы будут интересно сочетаться в одном концерте. Алексей – замечательный исполнитель бельканто, а Диляра специализируется на более ранней музыке. У обоих – схожее понятие о фразировке, великолепный верхний регистр, тембрально обладающий сладким золотым оттенком. В этом отношении Татаринцев может напомнить Джона Маккормака времен Карузо, а Диляра – совсем молодую Джоан Сазерленд. Мы постарались выбрать для концерта интересные вокальные и симфонические произведения. Некоторые арии – совсем редкие, к примеру ария Заиды из одноименной оперы Моцарта или ария Маргариты из «Гугенотов» Мейербера.

О том, что вы – не только превосходный пианист, верный концертмейстер Юлии Лежневой, но еще и дирижер, я узнал благодаря последнему сольному альбому этой певицы с музыкой Карла Генриха Грауна.

— Это первый диск, где я выступил в роли дирижера, но спустя два года после моих дирижерских начинаний, ряда репетиций и концертов. Мы вместе с Юлией искали и собирали музыку Грауна в Берлинской государственной библиотеке. Я нашел, наверно, арий шестьдесят, а то и больше, потом выбрал их них около двадцати, а уже вместе с Юлией из двадцати – те, что вышли на диске, плюс увертюру.

Мой самый первый дирижерский опыт был совершенно сумасшедшим и неожиданным в 2015 году. Концерт Юлии в Большом зале консерватории планировался в декабре, на него думали позвать большого дирижера – Джованни Антонини или кого-то еще, но все были заняты в тот период. За два месяца до концерта мне позвонила директор проекта и сказала, что надо решить вопрос с дирижером: «Может, ты продирижируешь? Одно отделение под фортепиано, другое – с оркестром?». Конечно, я был в шоке, но почему-то эта идея быстро стала мне какой-то родной. Так и поступили: первое сделали с фортепиано, второе – с Государственным академическим камерным оркестром России. Никогда не забуду свои ощущения на первой репетиции, большое волнение. Очень полезный урок где-то за сутки до репетиции мне преподал Максим Емельянычев. Мы начали разбирать арию Моцарта Ch’io mi scordi di te, которую я и играл, и дирижировал, как было принято у самого Моцарта. В этой арии довольно непростой аккомпанированный речитатив, особенно для неопытного дирижера. Я начал дирижировать, и Максим сказал: «Все хорошо, но с этого не начинай». На следующий день на репетицию пришел кларнетист, участвовавший в этой арии, и пришлось начать именно с нее. Но все прошло удачно, и мы будем вскоре снова работать с этим замечательным коллективом.

—- У кого еще вы консультировались по дирижированию?

— Меня очень быстро готовила Елена Евгеньевна Александрова, тесно знакомая с семьей Коганов и Гилельса, игравшая многие годы на рояле Гилельса. Удивительная женщина, как мало кто другой умеющая читать партитуры. С детства она была моим основным педагогом до поступления в училище при Московской консерватории, где моим педагогом стала Вера Михайловна Хорошина, тоже удивительный человек, одна из любимых учениц Генриха Нейгауза (в своей книге он требует переименовать ее в «Отличнину»!). Затем я учился в Московской консерватории у П.Т. Нерсесьяна и по окончании снова стал работать в качестве ученика-дирижера с Еленой Евгеньевной (она работает в Московской консерватории на оперно-симфоническом и хоровом факультетах как пианистка). Помню, она и Юлии помогала на раннем этапе. Очень разносторонний человек, одержимый страстью к перфекционизму. За пару недель Елена Евгеньевна привела меня в чувство. Так или иначе концерт оказался удачным. Движений у меня было, конечно, много, что видно на записи. Кто-то выложил увертюру к «Похищению из сераля» в YouTube, и эту запись увидел директор камерного оркестра «Кончерто Кёльн», с которым велись переговоры по поводу возможной записи диска Грауна. Помню, как ранним утром раздался звонок, и я услышал: «Михаил, мы послушали вашу запись и хотим, чтобы вы дирижировали!». Мы были очень рады, что немецкого композитора Грауна будет исполнять немецкий барочный оркестр. Запись высоко оценили, и теперь планируем совместные выступления с этим оркестром в следующем сезоне.

На снимке: М. Антоненко

Дудин Владимир
31.01.2018


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: