< №4 (164) Апрель 2018
Логотип

УРАЛЬЦЫ В МАРИИНКЕ

В рамках абонемента «Приглашенные оркестры: Запад – Восток» 30 марта в Концертном зале Мариинского театра выступил Уральский академический филармонический оркестр (УАФО) под управлением своего художественного руководителя Дмитрия Лисса с программой из сочинений французских композиторов

Базирующийся в Свердловской филармонии УАФО на сегодняшний день занимает одну из самых высоких строчек в российском рейтинге, с большим успехом представляя нашу страну в европейских странах и на Востоке. Вместе с Дмитрием Лиссом коллектив принял участие в записи компакт-диска русских арий и романсов Russian Light, аккомпанируя оперной звезде Ольге Перетятько. Запись на Sony Classical получила благожелательные отзывы западных критиков, и грядущей осенью записанная программа будет исполнена в Берлинской филармонии.

С Мариинским театром УАФО связывает давнее и тесное сотрудничество. Начиная с 2010 года, практически каждый сезон оркестр выступает в Концертном зале и уже дважды удостаивался персонального абонемента с участием знаменитых солистов. На этот раз в концерте должен был играть один из постоянных партнеров Свердловской филармонии – пианист Борис Березовский, но он внезапно отменил свое выступление из-за болезни. В итоге Второй фортепианный концерт Сен-Санса исполнил Андрей Коробейников, успев за короткий срок подготовки удивительно «вжиться» в этот, в общем, не самый репертуарный опус.

При всей своей виртуозности и технической сложности музыка Второго концерта Сен-Санса очень интересно балансирует между мелодраматическим пафосом и салонной изящностью. Концерт начинается с сольного фортепианного зачина, подражающего суровым баховским органным фантазиям, а завершается парящей тарантеллой чуть ли не опереточного свойства. Польский пианист начала XX века Зыгмунд Стоевский высказывался по этому поводу так: «Концерт начинается Бахом, а заканчивается Оффенбахом». Коробейников трактовал подобную стилистическую пестроту скорее в постмодернистском ключе, иронично обозначая «маски-образы» – серьезные и легкомысленные. Несмотря на то что времени на совместные репетиции было очень мало, солисту и дирижеру удалось прекрасно наладить контакт, легкий и прозрачный оркестр нигде не заглушал пианиста, не было и темповых расхождений.

Но прежде – в качестве своеобразного эпиграфа – прозвучало произведение Мессиана под названием «Улыбка». Эта вещь относится к числу поздних опусов композитора, его премьера состоялась на моцартовских торжествах 1991 года. Контраст между медитативно-протяжной кантиленой струнных и острыми всполохами-перестуками у ударных инструментов составляет основу драматургии, четко обозначенной Дмитрием Лиссом. Имея серьезный опыт исполнения современной музыки, оркестр легко справился с техническими трудностями: тягучие аккорды струнных плавно перетекали друг в друга, настраивая зал на созерцательность.

Зато представленные во втором отделении «Море» Дебюсси и Вторая сюита из балета «Дафнис и Хлоя» Равеля, напротив, отличались активной динамикой и напором. Погружаясь в музыку Дебюсси, Дмитрий Лисс мыслил себя не столько сторонним наблюдателем, сколько находящимся в центре стихии активным участником. Вздымающиеся волны, свист ветра, загадочные бездны были переданы с мастерством, достойным мариниста. Три эскиза («От заката до полудня на море», «Игра волн» и «Диалог ветра и моря») были выстроены в единый симфонический цикл с масштабным зачином, импульсивным развитием и мощной кульминацией.

Подобная симфонизация ощущалась и в равелевской сюите из «Дафниса…». Заступивший на пост руководителя симфонического оркестра Филармонии Южных Нидерландов (при этом продолжая активно работать с УАФО), Дмитрий Лисс недавно участвовал в Нидерландах в интересном эксперименте: он дирижировал музыкой «Дафниса и Хлои» как «саундтреком» сюжетного фильма молодого голландского режиссера Лукаса Воеркума – это был кинопоказ под «живую» музыку. Точки попадания видимого и слышимого были специально смонтированы именно под музыкальную интерпретацию, а визуальный ряд придавал роскошно декорированной архаике музыки Равеля особый вневременной контекст. Работа в этом проекте дала возможность дирижеру взглянуть на известнейшую музыку под иным углом и услышать миф не просто как древнегреческую love story, а как не имеющее времени и границ увлекательное любовное приключение, в котором лавины страстей сменяются состояниями томительного ожидания и самозабвенного любования.

На снимке: Д. Лисс и А. Коробейников

Ковалевский Георгий
30.04.2018


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: