< №6 (155) Июнь 2017
Логотип
«ЛЕГКИЙ ЖАНР»

КАЛЬМАН НА АРЕНЕ

В Театре мюзикла играют «Принцессу цирка»

Вопреки всему, что не так еще давно говорили у нас по поводу мюзикла, этот «чуждый заокеанский продукт» вполне привился на российской почве. Растет число компаний, занимающихся исключительно мюзиклами, а на афишах театров оперетты они активно теснят титульный жанр. Тем удивительнее появление в репертуаре единственного в стране Театра мюзикла одной из самых известных классических оперетт. И хотя афиша представляет ее как мюзикл да еще и «нового поколения», оперетта осталась самой собой, несмотря на все «пластические» и иные операции. Впрочем, на опереточных сценах случаются иной раз операции и похлеще, в результате чего меняется пусть и не пол, но жанр, да и музыку порой трудно узнать. Здесь же, при всей небесспорности тех или иных изменений, в целом сохраняется дух музыки Кальмана и оперетты как таковой, пусть и скрещенной одновременно и с мюзиклом, и – в еще большей степени – с цирком.

Собственно, идея лежит на поверхности: цирк ведь и в оригинальной версии является одним из основных мест действия, а многие из героев, начиная с самого Мистера Икс, связаны с ним и профессиональными узами. Вот и в спектакле Театра мюзикла все или почти все действие происходит непосредственно на арене, и актерам приходится подчас выполнять настоящие цирковые трюки. Только здесь количество персонажей, напрямую связанных с цирком, еще и расширено. Так Тони, в процессе ухаживаний за Мари, становится ассистентом укротителя… козлов. А его матушка, мадам Каролина, оказывается (привет от «Сильвы») бывшей звездой цирка и охотно делится своими профессиональными секретами с новоиспеченной невесткой…

Если намерения создателей новой версии состояли в том, чтобы по возможности избавиться от опереточных шаблонов, сделать более убедительными мотивировки персонажей, то это им удалось, пусть и не без некоторых оговорок. Правда, либретто Алексея Иващенко, Марины Швыдкой и Себастьяна Солдевильи новым можно считать только наполовину. Основная история не претерпела практически никаких изменений – разве лишь в отдельных нюансах. И интрига, в общем, та же, хотя возросло число ее участников, а кое-кто из прежних персонажей вместе с именем сменил также и минус на плюс. Заодно эти новые или же преображенные персонажи «оттяпали» и часть музыки у главных героев.

Первый сюрприз – барон Гастон де Клермон, всерьез претендующий не только на Теодору, но также и на зрительское сочувствие. Он вполне искренне любит и страдает и даже, вслед за главным героем, поет одну из его арий. Основную же интригу плетет некая Агнесса де Сегюр, в свою очередь жаждущая заполучить барона – не по расчету, исключительно по любви. При этом один из дуэтов Теодоры и Мистера Икс превращен в арию Агнессы, а другой становится дуэтом ее же и Пуассона – единственного отрицательного персонажа, готового за деньги на любые гадости. И все бы ничего, но вот передачу этого едва ли не самого красивого лирического эпизода от главного героя Пуассону принять очень уж трудно. Особенно учитывая, что сделано это специально для Ефима Шифрина, которому, по правде говоря, и вообще-то петь бы не стоило, а уж тем более – такую музыку, еще ведь и требующую голоса. Впрочем, когда в этой роли выступает Максим Заусалин – Мистер Икс из другого состава, – с такой «узурпацией» примириться гораздо легче.

Между тем именно исполнители партии Мистера Икс здесь наиболее убедительны вокально, и тем обиднее, что ее так урезали. Особенно хорош Евгений Шириков, обладающий актерским обаянием, красивым голосом и поющий почти что по-оперному. С Теодорами сложнее. У Валерии Ланской, несомненно, есть харизма, но ее откровенно эстрадная манера пения несколько выпадает из стиля. Юлия Вострилова актерски и пластически, пожалуй, даже более органична, но ее вокальные данные скромноваты для такой партии.

В отличие от многих опереточных спектаклей, все или почти все артисты здесь хорошо говорят, двигаются и играют свои роли, не становясь на котурны и обходясь без привычного в «легком жанре» шаржирования. Особого восхищения заслуживают артисты канадского театра-цирка «7 пальцев», но и весь сценический ансамбль в целом работает превосходно.

Режиссеры Себастьян Солдевилья и Марина Швыдкая, хореограф Женевьев Дорион-Купаль вместе со всей своей канадско-российской командой создали отличный спектакль. При этом, уходя от стереотипов и преодолевая каноны неовенской оперетты, они отнюдь не выплеснули и ребенка вместе с водой и не пошли слишком уж наперекор музыке Кальмана. Даже переданная подчас не тем персонажам и звучащая не всегда в адекватном исполнении, она сохраняет свои чары. Этому способствуют и удачная аранжировка Юрия Потеенко, тактичная и стилистически выдержанная, и мастерская дирижерская работа Сергея Инькова, добивающегося от весьма специфического состава оркестра, где живые, но усиленные электроникой инструменты соседствуют с синтезаторами, кальмановской искристости и культуры звука.

Фото предоставлено пресс-службой Московского театра мюзикла

Морозов Дмитрий
30.04.2017


Оставить отзыв:

Комментарий::


Комментарии: